Консультации по
проблемам сна ребенка
Задать вопрос 8 (800) 1000 821 Кабинет
8 (800) 1000-821

 

ВНИМАНИЕ:

Данная статья переведена автором ресурса sleep-expert Ольгой Добровольской в целях предоставления информации читателям портала. Некоторые части оригинала этой статьи не вошли в перевод (статистические методики и модели ранжирования информации, благодарности участникам исследования, ссылки на иные работы, использованные в оригинальной публикации), чтобы не усложнять и без того сложный текст исследования. С оригиналом статьи на английском языке вы можете ознакомиться здесь.

Авторы: Анна Прайс , Мелисса Уэйк, Обиона Укумунне, Харриет Хискок.

Опубликовано: Педиатрия, номер 4, 2012 г (официальный журнал Американской Академии педиатров)

Младенческие проблемы со сном считаются частовстречающимися, т.к. о них заявляют 45% матерей с детьми 6-12 месяцев, так же проблемы со сном удваивают риск депресси у матерей.

В связи с тем, что обращения с этим вопросом повсеместны, они обходятся дорого и системе здравоохранения. К счастью эти проблемы достаточно легко поддаются корректировке.

Начиная с 6 месячного возраста, такие методики, как контролируемый плач помогают младенцам научится самостоятельному засыпанию.

Среди вторичных положительных результатов были перечислены улучшенный сон родителей, лучшее психологическое состояние и лучшие детско-родительские отношения.

Ни одно из исследований, включая 3 летнее наблюдение после внедрения программы, не отметило негативных эффектов. Как результат, Американская академия медицины Сна классифицировала методики поведенческой коррекции как «стандартный подход к управлению проблематикой детского сна, и недавняя работа Австралийской Ассоциации за детей и Молодежь пришла к выводу, что такие программы безопасны, как минимум в краткосрочной перспективе.

Несмотря на сильную базу доказанных положительных эффектов от подобных техник в коротком и средне-удаленном периоде, положительного их влияния на стоимость здравоохранения, неподтвержденные опасения об их вреде лимитируют их использованиек и провоцируют жаркие дебаты.

Например, в 2011 году обзор Бландена и коллег, отметил, что подобные программы могут предотвратить теплый родительский ответ на поведение ребенка, что в свою очередь нанесет вред построению детско-родительской связи, системе регуляции стресса у ребенка, его психологическому здоровью и эмоциональному развитию.

Такие опасения произросли из оценок чистого исключения родителя из процесса засыпания (наплачется –уснет), что в настоящее время не рекомендуется в принципе из-за уровня стресса, который испытывают и родители, и дети. Однако, подобные заключения так же распространились и на производные этого метода такие как контролируемое утешение и постепенное исчезновение («высиживыние») - методики, которые рекомендованы для коррекции проблем с детским сном. В ответ на умозаключения Бландена и коллег, Садех и коллеги заявили, что на момент времени не имелось доказательств о каком-либор вреде, нанесенном этими приемами. Исследователи-приверженцы этих противоположных точек зрения, считают, что необходимо продолжительное исследование отложенных эффектов от применения методик поведенческой коррекции проблематики сна.

Интересен и тот момент, что основная концентрация дискуссии состоит вокруг возможного отложенного вреда, а не потенциальной продолжительной пользы. В связи с отсутвтвием долгосрочных исследований вполне вероятно, что положительное влияние таких методик на материнское психологическое сотояние может быть гораздо более продленным, чем уже доказанное средне-продолжительное улучшение. Более того, обучение родителей тому, как правильно регулировать сон детей может стать той формой родительской опеки, которая в сочетании с теплотой создаст оптимальное родительское влияние на ребенка.

В 2003-2005 году Хискок и коллеги провели масштабное исследование детского сна. Это исследование было направлено на улучшение сна Австралийских младенцев 8 и 10 месячного возраста. В исследование были включены методики контролируемого утешения и постепенное исчезновения («высиживыния»). В сравнении с контрольной группой (эти семьи не проводили никаких мероприятий для коррекции детского сна), группы в которых внедрялись эти методики заявили об уменьшении проблем со сном у их детей. К 10 месяцам проблемы со сном остались у 56% детей в активной группе по сравнению с 68% в группе контроля. В 12 месячном возрасте проблемы сохранились у 39% в активных группах и 55% в группе контроля.

В целях определения вреда или пользы указанных методик, мы сообщаем о своем исследовании завершенном в 2009 году по истечении 6 лет наблюдения за детьми включенными в программу. Мы преположили, что через 6 лет мы не обнаружим разницы, сравнивая контрольнную и активные группы в 1) детском эмоциональном поведении, сне, психологическом уровне здоровья, дневном уровне кортизола – как показателя стресса, 2) детско-родительских отношениях, силе эмоциальной связи 3) материнском психологическом здоровье, стилях воспитания.

Методы исследования

Данное исследование поставило целью собрать всех матерей из 6 географичесих округов Мельбурна, у которых родились дети в Июне-Июле 2003 года, и которые посещали дни здорового ребенка в 4 месяца (всего – 982 чел). Из них 782 (80%) выразили интерес в участии в данном исследовании; 692 (70%) вернули опросник в 7 месяцев. Матери, которые ответили «ДА» на вопрос: «в последние две недели, считаете ли вы, что сон вашего ребенка был проблематичным» (328, 47%) были приняты в исследование. Из списков были исключены семьи, дети которых родились ранее чем в 32 недели гестации, а так же матери с недостаточным знанием Английского языка. После первичного отбора семей, мы перемешали центры, предоставляющие медицинские услуги этим семьям, для того, чтобы обеспечить независимость результатов.

Медицинские сестры получили специальное обучение по тому, как проводить краткие семинары по стандартизованным методикам коррекции проблематики сна и осуществляли эту функцию (объяснение родителям механизма действий) во время 8 месячного визита. Основываясь на своих препочтениях, каждая семья сама выбирала какие (комбинации) применять для своего ребенка, или не применять ничего. 100 из 174 семей пришли на специальные собрания, чтобы обсудить методики интервенции в среднем 1,52 раза с длительностью таких бесед 25 и 19 минут соответственно. Семьи из группы контроля продолжали получать обычное медицинское обслуживание и медсестры этой группы не получили дополнительного образования на премет коррекции проблематики сна.

Последующие наблюдения и процедуры

С апреля по октябрь 2009 года, мы вновь связались со всеми семьями?. Из начальных 328 семей, 326 все еще подпадали под установленные критерии, а 2 были исключены в связи с умственным отставанием в развитии, выявленном у детей. Родителям были отправлены опросники и были организованны 60 и 40 минутные посещения на дому для проведения специализированной оценки максимально близко к 6-му дню рождения ребенка.

Более ранние контакты описаны в других работах и имели место в возрасте 12, 18, 24, 36, 60 мес

В ходе этих визитов специалисты провели

  • Педиатрическую оценку качества жизни (стандартизованный инструмент оценки педиатрических пациентов);
  • показали родителям, как правильно собрать анализ на выявление уровня кортизола в слюне.
  • Родители выбирали нешкольный день (выходной или праздничный день), для того чтобы собрать два образца слюны на выявление уровня кортизола:
  • 30-40 минут после утреннего пробуждения, чтобы избежать уровни нормального подъема при просыпании, т.к. их значение для интерпретации аспекта стресса в дневном кортизоле до конца не ясны;
  • перед обедом.

Мы основывали свои протоколы сбора анализов на стандартных протоколах, предоставленных лабораториями, которым предстояло обрабатывать образцы. Дети не чистили зубы, не пили и не ели за 30 минут до сбора образцов, тщательно полоскали рот чистой водой трижды, жевали Экстра мятную жвачку Ригли и после этого собирали 4 мл слюны в предоставленный контейнер. Семьи хранили образцы при комнатной температуре 1-2 недели и отправляли эти образцы нам, после чего мы их замораживали при -18 С. Все образцы обрабатывались двумя местными лабораториями.

Результаты

В возрасте 6 лет 225 из 326 детей (69%) участвовали в конечном осмотре. Из них 193 ребенка (86%) были осмотрены при домашнем посещении, и 177 (79%) предоставили образцы слюны на кортизол. Исследователи не смогли связаться с 49 из 326 семей (15%), 52 из 326 семей отказались участвовать в осмотре по одной из следующих «слишком заняты», «не заинтересованы», «по семейным обстоятельствам», «ребенок болен» или «без причины».

При сравнении показателей контрольной группы (те, дети, которые в раннем возрасте не проходили программы по коррекции сна) и фокусной группы (дети, прошедшие программу), исследователями не было выявлено существенной разницы в детских, детско-родительских и материнских показателях между группами. Средние балльные показатели оказались практически идентичными для таких характеристик как эмоциональное поведение детей (по данным родителей с учетом использования стандартизованной шкалы), эмоциональные и когнитивные сложности, опросник по специфике детского сна, психологическая оценка качества жизни в соотношении с объективными показателями здоровья, материнское психическое здоровье. Так же были опрошены дети обеих групп на предмет качества жизни в соотношении с общим состоянием здоровья и результаты этого опроса, как и пропорция детей, оцененных как находящихся в хроническом стрессе (по результатам обработки образцов слюны уровень на кортизола) оказалась статистически одинаковой для обеих групп. Все эти результаты наглядно продемонстрировали, что раннее вмешательство посредством внедрения программы по улучшению сна существенно не повлияло на общие педиатрические, детско-родительские либо материнские показатели в возрасте 6 лет.

Выводы

Данное исследование наглядно демонстрирует, что при внедрении программы по улучшению сна (методики контролируемого плача и «высиживания») наблюдаются эффективное достижение поставленных целей (улучшение качества младенческого сна, снижение уровня материнского стресса, и, как результат, снижение затрат в общем потоке здравоохранения).

Кроме того, на этапе оценки в 6 летнем возрасте (через 5 лет после внедрения программы) не обнаружено долгосрочных негативных или позитивных различий между двумя исследованными группами детей.

Это позволяет сделать вывод о безопасности использования указанных методик для улучшения сна в младенческом возрасте.



Категории

Наталья Жигилева

3 ноября 2016

Очень сложно доверять тексту, который написан столь неграмотным русским языком. Ссылок на оригинальные исследования, чтобы можно было убедиться в грамотности хотя бы перевода (а стиль изложения оставляет некоторые сомнения в этом), в тексте тоже нет.

Sleep-expert

4 ноября 2016

Наталья,нам очень жаль, что мы разочаровали вас качеством подачи информации. Ссылка на оригинальное исследование есть в самом первом абзаце статьи, который, кстати, предупреждает о том, что текст сложный ;)

Зорина Евгения

28 декабря 2016

Спасибо за статью, интересное исследование. И все же сложно признать Ее научной, поскольку методы,которые были использованы для оценки состояния детей, не научны (опрос родителей, анализ слюны на кортизол и уровень развития/здоровья ребёнка). Как проверялся, например, уровень развития? Были ли глубокие консультации у детей с психологами? Если у ребёнка была травма в раннем детстве, это может никак не отразиться на развитиии и здоровье в детстве, но,например, стать причиной отсутствия доверия и страха привязанности в более старшем возрасте. А…

анализ слюны, которому в статье уделено до смешного очень много внимания, показывает лишь существующий на данный момент стресс. Думаю, вопрос о соотношении польза/вред в данных методиках остаётся открытым. И родителям приходится брать на себя ответственность в ответах на эти вопросы.

Показать весь отзыв

Sleep-expert

28 декабря 2016

Евгения, безусловно, каждый родитель принимает решение для себя исходя из личного опыта, понимания вопроса и восприятия применимости для своей ситуации. Однако напомню, что сама статья не претендует на научную ни в какой степени, а лишь является переводом (не полным, о чем мы сразу предупреждаем в шапке) одной из научных публикаций. Если вы углубитесь в оригинальный текст, который вложен в статью, то вы найдете данные о сборе информации которые включают в себя не только опросники родителей и анализ кортизола, но и описание визитов исследователей…

(все из которых имеют степени в психологии и педиатрии) в дома участников, в ходе которых была так же проведена оценка ряда факторов. Более того, опросники, шкалы оценки и прочие инструменты в этом исследовании использовались стандартные, принятые в практике психологов, а не узко-разработанные для целей этой публикации. Более того, это исследование по своей структуре рандомизированное слепое, что тоже является золотым стандартом в практике подобного рода исследований. Его результаты, были воспроизведены другой группой, в другой стране что тоже говорит о высокой научной ценности работы. Любой научный труд тем и хорош, что ставит все новые вопросы, на которые следующие поколения ученых отвечают. Со своей стороны заметим, что мы считаем, что возможность приписать психологическую травму (а это очень серьезный термин!) какому-то одному действию все же не представляется объективной, т.к. на любого человека в один момент времени, и уж тем более за годы и годы жизни воздействую сотни и сотни переменных, и краткий период работы над сном не приносит вреда, особенно в сравнении с доказанным и очень серьезным вредом, который ребенок получает от систематического недосыпа и фрагментации сна.

Показать весь отзыв

Боровых Валерия

25 марта 2017

Спасибо большое за предоставленный материал. Согласна с тем, что перевод не всегда литературный, но а) он определенно сделан не профессиональным переводчиком; б) есть ссылка на исходную статью, если кому-то что-то непонятно в переводе - читайте оригинал. Знаю по своему личному опыту, что перевод научных статей требует опыта и сноровки. Я считаю, что статья, опубликованная в официальном вестнике ААП, является достаточно весомым доказательством той точки зрения, что при обучении детей СЗ стресс, переживаемый ими, вполне терпимый, если речь идет…

о методиках "высиживания", например. Жаль, что подобные исследования не проводятся в России.

Показать весь отзыв

Sleep-expert

26 марта 2017

Валерия, спасибо! Надеемся, что тема детского сна в России будет развиваться, мы приложим к этому все усилия.

Bebrakungs

15 июня 2017

Если забыть то, сколько стресса сгенерируется в процессе применения данной методики и посмотреть на результат приведённого исследования, можно видеть, что результат не гарантирован. Разница между контрольными группами небольшая. Родителям стоит понимать, что шансы на то, что методика поможет не сильно высоки, при достаточно серьёзной цене, выплачиваемой стрессом родителей и малыша.

sleep-expert

16 июня 2017

Здравствуйте, Bebrakungs! При оценке чисто теоретического стресса (а при верном применении методик и создании экологичных условий для обучения стресс не является токсичным) нужно учитывать также и вполне реальный стресс в семьях от тотального недосыпа, от которого страдает вся семья. Депривация сна является одним из самых сильных факторов стресса и это первое, с чем сталкиваются семьи с нарушенным сном малыша. Что касается эффективности, мы не согласны с Вашей интерпретацией эффективности применения методик, да и сотни семей, прошедших у нас консультационные…

программы с нами согласны. Если и можно говорить о неудачах, то только в части чего-то - ведь изначально плохо спящий ребенок даже получив "несовершенный" результат имеет видимые улучшения по ряду аспектов сна.

Показать весь отзыв

Оставить комментарий

закрыть
Ваш комментарий успешно отправлен!
Он будет опубликован после проверки модератором.

закрыть
Подобрать программу

Мы рады предложить вам БЕСПЛАТНЫЙ 30 мин ознакомительный звонок для того, чтобы помочь выбрать оптимальный пакет. Оставьте свои данные в форме ниже и мы пришлем вам письмо с инструкциями, как записаться на такой звонок, чтобы консультант мог вникнуть в суть ваших сложностей и подобрать решение, которое даст наилучший результат.